Бетонная квартира

Василия и Ирины Афанасьевых

История этой московской квартиры началась на другом краю света – на Сахалине. Туда финансисты Ирина и Василий Афанасьевы уехали работать. Иногда выбирались отдыхать в соседнюю Японию, где влюбились в местный минимализм и бетон.

    •  

      Его брутальный шарм взяли на заметку, а потом вместе с архитекторами Дмитрием Барьюдиным и Игорем Апариным сделали главным украшением нового стометрового пространства.

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Многие люди спрашивают, мы ли сделали эти стены, почему здесь дырки и так далее? Стены мы не делали – это то, что делали строители. Их просто закурили и покрыли лаком, а фактура осталась первозданной – такой, как была при строительстве дома».

       

       

      В компаньонки к бетону подобрали обычную гипсовую штукатурку. Холодность этой серой парочки смягчают высокие деревянные двери. Они же подчеркивают генеральную линию интерьера: весь он сложен из вертикальных полос.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Это дает высоту. Когда люди заходят в квартиру, они спрашивают, какова высота потолков. Но здесь много архитектурных решений, которые позволяют очень сильно расширить пространство. Например, зеркало под потолок тоже расширят пространство почти в два раза».

       

       

      Вертикали не только увеличивают, но и делят. Высокое зеркало – гостиную с прихожей, бетонные пилоны – гостиную с кухней, где тоже царит японский дух. Проявляется он не столько во внешнем виде предметов обстановки, сколько в их отсутствии.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Философия ваби-саби использует только то, что несет какую-то функциональную нагрузку. Ее мы и старались придерживаться. И даже сейчас покупая какой-то предмет, я вспоминаю о том, а будет ли он как-то функционально использоваться, и избегаю каких-то слоников и вазочек».

       

       

      Тут даже столетние мерные стаканы с голландской барахолки и старая кофемолка, найденная на токийском рынке, исправно служат.

       

       

      Для всякой всячины Афанасьевы запланировали большую кладовку в прихожей. А архитекторы взяли и отрезали от нее львиную долю.

       

      Василий Афанасьев, хозяин:

       

      «Архитекторы отвоевали у меня сантиметров тридцать, утешив тем, что сюда встает, например, велосипед, если это необходимо. Но сейчас я вижу, что эти тридцать сантиметров дают больше ощущения открытого пространства при наличии объемной гардеробной. Свет в ней включается взмахом руки, а волшебная дверь экономит пространство и выглядит интересно, продолжая тему плоскостей в квартире».

       

       

      Авторы проекта хотели сделать пол ярким, с пестрым ковром из метлахской плитки. Но хозяйка настояла на дубовом массиве. Тем не менее коврам место нашлось. Один, шерстяной, сшит в технике пэчворк из лоскутов старинных иранских полотен и украшает гостиную. Другой, керамический, устилает пол лоджии. Рисунок подсказали графические опусы Маурица Эшера – мастера оптических иллюзий.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Вся плитка – одной ширины, но по всей протяженности создается эффект, будто плитка расходится и сходится. Когда к нам приходят друзья и мы здесь пьем вино, то это добавляет бодрости».

       

       

      За барным столом из венге и дружеские посиделки проходят весело, и дипломы пишутся вдохновенно. Выпускная работа Ирины в Британской Высшей Школе Дизайна как раз посвящалась столярному производству, которое она и открыла, едва закончив ремонт.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Мы приехали выбирать мебель для нашей квартиры, и я помню, как меня потрясли запахи, ощущения от соприкосновения!.. Штабеля с разными породами деревьев – венге, ореха, американского и европейского – очень красивого и очень разного. Когда я находилась там, подумала, что хочу приехать еще раз испытать эти эмоции».

       

       

      Теперь эмоций хоть отбавляй. И на работе, и дома, где деревянная мебель собственного производства проходит обкатку. К примеру, этот стол-трансформер на двенадцать персон.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Для него использованы прекрасные две породы дерева – американский орех и дуб. Плавный переход от дуба к ореху настолько плавный, что создает впечатление, что это одно дерево. Декоративный прием – швы и стыки, которые залиты оловом. А механизм трансформации очень удачный: стол легко сдвигать, раздвигать, собирать и разбирать».

       

       

      Вокруг стола постепенно собирается интересная коллекция.

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Как сказал наш друг, есть интрига, каким же будет четвертый стул? Первый стул сделал Вячеслав Жуйков – выпускник Британской высшей школы дизайна, который дает новую жизнь старым винтажным предметам мебели. У этого конкретно стула прежняя сидушка была заменена на прозрачную. Второй стул тоже интересный. Я, как Эллочка Людоедочка, привезла этот стул, к сожалению, только один. Третий – родом из стартапа, в котором девушки распродают вещи из разорившихся ресторанов – это очень популярная тема, ее все очень любят. Стул очень удобный, но холодноватый, а потому особенно прекрасный в теплое время года!»

       

       

      Все двери в квартире тоже сделали сами. Чтобы сэкономить пространство в проходных зонах, поставили экспериментальные механизмы. В одной из детских – роторный, в ванной – раздвижной.

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Подвижные механизмы работают как ширма. Эта дверь сделана таким образом, что изолирует звук, поскольку при закрывании получается сплошное полотно».

       

       

      Подвесы в гостиной, люстра и бра в спальне – находки из интернета. Куплены на американской ярмарке ремесленников и благополучно пересекли океан.

       

       

      Стеллаж для книг и рабочий стол старшего сына Егора приплыли из юго-восточной Азии. Их делают на Бали из старых лодок. В комнате младшего Степы в основном все белое – чтобы расширить небольшие, но все же отдельные пространства. Родителям важно было разделить двух совершенно разных по возрасту и увлечениям братьев. Правда, подолгу в спальнях никто не засиживается. Жизнь все равно перетекает в большую открытую гостиную.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Мне хотелось получить интерьер, который бы гармонично смотрелся в беспорядке. Мальчики все время что-то расшвыривают. Есть такой минимализм, который не допускает ручки и книги, когда ты не можешь уже точнее ничего. Так же гармонично можно было нанизывать в этот интерьер винтажные вещи, находки с блошиных рынков. Мы – сумасшедшие фанаты всего этого».

       

       

      Поэтому зингеровскую швейную машинку хозяйка превратила в столик для хранения ключей и очков. А стену при входе украсила большая фотокартина с видом Нью-Йорка.

       

       

      Ирина Афанасьева, хозяйка:

       

      «Таких картин, постеров и плакатов будет очень много – для них отведена вся стена. Интерьер живой и он развивается – не одноразовый, не единовременный процесс, а процесс, растянутый во времени. Он развивается вместе с нами. Когда расширяется видение мира, расширяются границы – и все это приносится в интерьер. Это отражение нашей жизни».

       

       

Наверх
  • Рейтинг: 7.44
  • Голосов: 27
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад